Ювелирный дом Иосифа Маршака

Киевского ювелира Иосифа Маршака в начале XX века называли украинским Фаберже. Впрочем, известному всему миру ювелиру царского двора Фаберже так и не удалось вклиниться в очень насыщенный «малороссийский» ювелирный рынок и открыть в Киеве свой филиал. Фабрика Маршака была ведущей не только среди 232 ювелирных предприятий Киевской губернии, но и далеко за ее пределами. Клеймо «И. Маршакъ» на изделиях фабрики было признаком изящества, высокого вкуса, элитности. Стоимость некоторых изделий достигала цены целых поместий — например, колье из пяти ниток (415 ориентальных жемчужин с фермуаром и граненым изумрудом, окруженным бриллиантиками) стоило 8000 рублей. Трудно представить, сколько бы стоили эти украшения сегодня.

Иосиф Абрамович Маршак (1854—1918)

Родился на Киевщине в с. Игнатовка, что на р. Ирпень. Был старшим в небогатой семье Абрама Исаковича и Фени Лазаревны, имевших пятерых сыновей и дочку.   В 14 лет стал учеником в одной из киевских ювелирных мастерских, потом — помощником мастера. Женился в 19 лет. Вполне вероятно, что именно приданое жены — 100 рублей — дало возможность открыть собственное дело. Возглавлял клуб «Бриллиант» — общественное профессиональное объединение ювелиров, граверов и часовщиков, созданное в январе 1913 года в Киеве. Имел трех дочерей и пятерых сыновей. Жена умерла в августе 1917 года, ровно за год до смерти мужа.  2 мая 1878 года, как вспоминал в своих мемуарах сын ювелира Александр, было самым счастливым днем в жизни Иосифа Маршака — сельского парня из многодетной семьи, который сызмальства, обладая явным художественным дарованием, мечтал открыть собственную ювелирную мастерскую. К мечте шел через экзамены на звание мастера, добывание специального разрешения ремесленной управы цехов на производство золотых и серебряных предметов именно в столице губернии — Киеве. И, наконец, открыл собственную мастерскую на Подоле. Сначала работал сам, без учеников и помощников. Разве что иногда помогала жена Лия (Иосиф рано женился). Через год мастер переезжает в более респектабельное место — Крещатик, 4, наняв у швейцарца Верле, продававшего швейцарские часы, две комнаты (беспроигрышный маркетинговый ход — разместить новый бизнес возле известного и популярного).

После чего через некоторое время постоянные клиенты Целестина Верле и просто богатая публика стали постоянными посетителями и мастерских Маршака, где все делалось по индивидуальному заказу. Качество и хороший сервис быстро сделали имя новому ювелиру — ежегодно количество индивидуальных заказов росло. Увеличился и штат мастерской — теперь хозяину помогали три ученика и один подмастерье. За первые четыре года в мастерской Маршака было изготовлено 7 фунтов украшений из золота (1 фунт — 433 г. — Ред.). Здесь также работали с серебром (работа с разными ценными металлами означала, что это — мастерская высокого класса).  Через какое-то время мастерская Маршака заняла ведущее место на ювелирном рынке города, где на границе столетий насчитывалось 92 заведения, которые производили больше чем половину золотой и пятую часть серебряной продукции в Юго-Западном крае Российской империи.

Форсирование имперского рынка

Рост бизнеса вынудил Иосифа почти полностью оставить личное участие в изготовлении украшений и непосредственно заняться организацией производственного процесса. В первую очередь нужно было совершенствовать активы и менеджмент. Маршак посещает ювелирные выставки Москвы и Петербурга, беря с собой лучших художников мастерской. А в 1890 году едет в путешествие за границу, чтобы ознакомиться с ювелирным делом в Европе. Посещает Всемирную выставку в Париже, затем некоторые промышленные центры Германии.

Впечатления от путешествий воплощались в конкретные проекты (обновление оборудования, материалов, повышение квалификации рабочих, более производительная организация труда). В 1891 году в каменном доме на Крещатике, 8 появилась фабрика золотых и бриллиантовых изделий Иосифа Маршака (художественно-гравировальные работы, традиционные украшения из благородных металлов и ценных камней), где работало уже 46 рабочих. Наконец открылся и собственный магазин, в котором продавали не только изделия с клеймом «И. Маршакъ» (золотые и серебряные жетоны, портсигары, медали), но и изысканные украшения московских и петербургских ювелиров. Общая стоимость 1500 предметов, которые продавались в то время в магазине, составляла 27 918 рублей. 5300 украшений на сумму 39 908 рублей в этом же году Маршак отправляет в ювелирные магазины России и Польши. Он стремится завоевать рынок империи.

Маршак приглашал к сотрудничеству художников из Петербурга, Парижа, закупал лучшее сырье: золото — в Гамбурге, Берлине, Париже, серебро — в Москве, платину — в Петербурге. Значительно расширил ассортимент. Кроме ювелирных украшений фирма выполняла художественные работы по золоту и серебру бытового направления, а также индивидуальные заказы. Дела на фабрике шли успешно. В 1896 году фабрика изготовила 7 пудов только золотых изделий (1 пуд — 16 кг. — Ред.) — в 40 раз больше, чем четырнадцать лет назад. Маршак активно участвовал в ювелирных выставках, где его изделия отмечались высокими наградами — медаль с почетным дипломом на Всемирной выставке в Чикаго (1893), золотая медаль на Всемирной выставке в Антверпене (1894), наивысшая награда «Почетного отзыва» на сельскохозяйственной и промышленной выставке в Киеве (1897).

Поражения как ступеньки к новым успехам

В 1899 году на фабрике Маршака вспыхнул пожар — убытков было нанесено на сумму 155 475 рублей. Пострадали два пятиэтажных флигеля и другие фабричные сооружения. Однако сокрушительным ударом, как кому-то, возможно, было выгодно, пожар не стал.  Помещения быстро отремонтировали, оборудование установили лучше поврежденного: самые современные токарные и шлифовальные станки с электрическими двигателями, плавильные печи и вентиляторы. Открыли даже новые цеха — чеканный, гальванопластики, рисовально-скульптурный.  Дело переросло в семейное: брат Иосифа Маршака Израиль, который 23 года проработал на фирме, из них восемь — ювелирным мастером, стал помощником заведующего фабрики. Помогала, вероятно, и жена Иосифа Лия Файвишивна (Елизавета Федоровна) — на фабрике был ее кабинет. В 1900 году изделия фабрики Маршака были отмечены серебряной медалью на Всемирной выставке в Париже. В 1902 году — золотая медаль на Всероссийской выставке в Санкт-Петербурге, в 1905-м — наивысшая награда (Гран-при) на выставке в Льеже. Периодически фабрика получала заказы из-за границы. Маршак решает диверсифицировать бизнес. В 1908 году он выкупает у Верле часовую торговлю (вместе с помещением магазина) и, присоединив ее к общему делу, открывает на фабрике часовой цех. Предприятие стремительно росло. 250 кв. метров — общая площадь только производственных помещений. Количество рабочих в 1913 году составляло 126 человек. А годовой выпуск золотых и серебряных изделий достиг объема в 189 727 рублей. Фабрика вместе с магазинами занимала несколько усадеб на Крещатике — 2, 3, 4, 5, 8. Страховая оценка зданий достигала 682 500 рублей.

На этом взлете Маршак пережил еще несколько форс-мажоров. В октябре 1905 года во время еврейских погромов он вынужден был увольнять рабочих. Участие большинства мастеров в забастовках 1917 года часто приводило к остановке производства. Однако именно Маршак — единственный из владельцев ювелирных предприятий Киева — удовлетворил требования бастующих рабочих, увеличив им жалованье до 45% (требования рабочих достигали 50—60%). С началом Первой мировой войны выпуск ювелирных изделий пришлось сократить: фабрика начала также изготавливать разнообразные детали к ручным бомбам и телефонным трубкам.

Не так кнутом, как пряником

Организация труда на предприятии Маршака отличалась корпоративностью. Хозяин, в частности, стремился, чтобы рабочие чувствовали себя настоящей семьей. Например, если работники фирмы вступали в брак, он давал невесте приданое с условием, что пара останется работать на фабрике. В администрации работали преимущественно те, кто вырастал с фирмой. Кроме воскресных дней и двунадесятых праздников (в соответствии с постановлением городской думы), выходными были каждая суббота, 9 дней на Пасху, по 3 дня на Новый год и судные дни, четыре дня на Суккот, по одному дню на Пурим и Тешебиов. Рабочий день длился с 8.00 до 18.00 с обязательным полуторачасовым перерывом на обед. После назначения Израиля Маршака помощником заведующего и при его содействии, рабочий день был сокращен до 9 часов 40 минут.

Однако дисциплина была строгой. Действовала система штрафов. За курение в неположенном месте — 1 руб., столько же стоило хамство по отношению к служащим, а также появление на работе в нетрезвом виде. Во время рабочего дня знакомые или родственники не должны были наведываться к рабочим фабрики — можно было поплатиться рублем. Нарушение тишины (в рабочее время нельзя было вставать с места, подходить к другим, поднимать шум) обходилось рабочему в 75 копеек. Опоздание на 10—30 минут стоило 30 копеек, а к половине рабочего дня — 50 копеек. Заработок зависел от того, как давно и кем работал на фабрике рабочий. В различные времена суммы составляли от 3 до 10 рублей (для сравнения: в 1905 году 1 фунт говядины на Бессарабке стоил 20 копеек. — Ред.). Закончив работу, мастер обязательно должен был сдать остатки полученного материала, изделие, которое изготавливал, рабочую рубашку и нарукавники, а руки вымыть с мылом в специальной посудине, чтобы «смыть» драгоценную пыль и стружку, которые потом переплавлялись и опять шли в дело.

Маршака могут добрым словом помянуть современные феминистки: он был первым предпринимателем, который доверил филигранный труд ювелира женщинам, выполнявшим кропотливую ручную работу по изготовлению тоненьких цепочек, шлифовке изделий. Здесь находится официальный сайт ювелирнного дома Маршак.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *